ИГЛА

Конец марта 1989-го года. Весенние каникулы в выпускном классе школы. Новый, открывшийся всего месяц назад могилевский кинотеатр "Ветразь". Зал на утреннем сеансе полон: уже много месяцев среди главных хитов местных киосков звукозаписи (вместе с "Разлукой" Наутилуса Помпилиуса и несколькими альбомами "Ласкового мая") альбом "Кино" "Группа крови", и молодежь примерно моего возраста пришла посмотреть на Виктора Цоя и послушать песни "Кино".
Для меня "Кино" тоже была одной из главных групп, вместе с "Аквариумом", "ДДТ" и "Алисой". У меня еще не было магнитофона, только проигрыватель, и я слушал все, что к тому времени вышло на пластинках: альбом "Ночь", песню "Хочу перемен" на саундтреке "Ассы", миньон с четырьмя песнями из "Начальника Камчатки".
Фильм - как и "Асса" за полгода до этого - "снес башню". Хотя сказать, что ничего подобного не видел, я не мог: уже была "Асса". С героем Цоя, Моро, - загадочным, циничным - я скорей мог себя идентифицировать, чем со странным Банананом, к тому же жившим в другом времени.
Антинаркотический посыл "Иглы" был мне не то чтобы непонятен, но, скорей, не близок: к счастью, тогда я просто физически был далек от наркотиков.
Вышедший в 2010-м году "ремикс" "Иглы" я посмотрел скорей с недоумением: зачем вообще это нужно было делать? В чем фильм за прошедшие двадцать с лишним лет устарел? И те, кому он в свое время понравился, еще долго будут его пересматривать.
Аргумент о том, что в таком виде "Игла" будет лучше воспринята молодыми зрителями, я тоже не принял. Молодые ребята, которые любят "Кино", посмотрят фильм таким, какой есть, а тем, кому "Кино" до фонаря, он не нужен никакой - ни "оригинальный", ни "ремикс".